Божественная комедия (не Данте)

Вначале Гавриил услышал, как трясется фундамент и слетают картины со всех стен в кабинете, как разламываются связи в молекулах, и штукатурка сыпется словно снег в канун марта. Потом он услышал, как сильнейший протяжный вой эхом отбивается от коридоров и уходит вниз, под своды здания, медленно затихая. И только потом увидел… Увидел, как стол, за которым он сидел и писал очередную длинную и правильную инструкцию, раскололся пополам и упал двумя почти аккуратными половинками на пол. Вместе со всем рабочим хламом со стола, в груду мусора полетело его любимое перо. То самое, которое ему служило верой и правдой вот уже три тысячи лет.

— Твою мать! — в сердцах вскрикнул архангел и поднялся на ноги, отряхивая свои белоснежные штаны от пыли. – Что на это раз у них произошло!?

Лампы мигали, словно на дискотеке, куски стен и потолка валялись на полу. Возле кабинета архивариуса даже образовалась дыра и в открытом проеме Гавриил отчётливо увидел лица трех озабоченных ангелов из отдела иллюзий нижнего этажа. Тут же вспомнив о былых прекрасных временах строгости и порядка в своей организации, он готовился устроить показательный разнос своим подчиненным.

— Что тут произошло?! — громкий окрик старшего заставил двоих ангелов остановится и подчительно склонить головы.

— Труба, – потупив голову ответил один из подчиненных.

— Иерихонская!?- гнев резко сменился негодованием на лице архангела. Ошеломлённый он опустил руки вдоль тела и в сердцах плюнул.

— Твою м… — вовремя заметив смущенные лица ангелов остановился на полуслове и закончил ругаться в мыслях.

— Она закрылась на складе и угрожает всем, что дунет еще раз. – продолжил описывать ситуацию второй ангел.

— Еще один раз и наша с вами контора будет вести дела на дне какого-нибудь местного океана. – пробормотал архангел, задумчиво потер рукой бороду и продолжил уже по-деловому разбираться с проблемой.

— Один раз дула?

— Да.

— Хорошо, хорошо. А кто, собственно, там засел?

— Маша.

— Маша? — удивлённые брови Гавриила зажили своей жизнью и стали подниматься выше и выше пока не достигли края белоснежной челки.

— Кто пустил? Какого… ? Хм. Эм.  То есть. Что она там забыла? Она что-то говорила?

— Она требует прекратить, как она говорит, весь этот балаган, — развели руками растерянные ангелы.

Минуту Гавриил прикидывал варианты в уме. При этом он продолжал почесывать подбородок, расхаживая на двух квадратных метрах туда-сюда. Шаг, еще шаг, остановка, почесал подбородок, развернулся на сто восемьдесят, снова шаг и еще шаг…  Пока начальник проделывал все эти манипуляции, возле запертой двери склада уже образовалась небольшая толпа из любопытствующих и зевак. Ангелы толпились в узком коридоре, перешептывались и снимали разрушения на айфоны. События подобного масштаба редко случались в их учреждении, поэтому всем было интересно что происходит и чем все закончится.

— Извините…  — снова подал голос один из первоприбывших ангелов, — еще один момент…

— Говори. – архангел не остановился ни на секунду, продолжая свои монотонные действия: шаг, еще шаг, остановка, поворот…

— Там… на складе… хм…  — ангел сглотнул подкатывающий к горлу комок и продолжил, — Там весь запас алкоголя, что мы изъяли в порту на прошлой неделе. – последнее слово он произнес почти шёпотом и инстинктивно сделал шаг назад.

— Что!? Я вас всех!.. Какого черта!.. — взбешенный архангел стал увеличиваться в размерах, нависая и в без того тесном и заполненном коридоре над подчиненными, словно великан.

— Я вас высеку! Всех! Будете у меня посыльными в ад ходить!.. Раздолбаи!.. Оболтусы!.. Вы у меня будете хроники переписывать! Вручную! Вечно! Тысячи копий мне сделаете! Нет! Миллионы копий! Кто вас допустил до работы на Небесах?!… Вас всех сослать мало! Я вас и ваших матерей…

Он не успел договорить, потому что прозвучал звук горна и стены стали складываться, как карточный домик внутрь картинками. Гавриила засыпало пылью и штукатуркой. Последнее что он видел перед забытьем – как одна из декоративных колон коридора упала на него и придавила словно муху.

 

*************

Местный дешевый бар Машу вполне устраивал. Не слишком шумный, не слишком темный, в меру заполненный и с приятной музыкой в стиле диско восьмидесятых. Сандра, Си Си Кейч и «Арабески», Modern Talking и Bad Boys Blue навевали ностальгию, и она частенько заказывала на баре у лохматого бармена-диджея любимые композиции.

Сегодня было всего три посетителя в этом богом забытом месте. Двое собутыльников распивали пиво за дальним столиком, еще один потрепанного вида мужичок сидел за барной стойкой через три сидения от нее. Третья стопка текилы не успокоила нервы, а лишь прибавила желание гасить растревоженные мысли в мутном и не самом лучшем алкоголе.

— Еще две. – слабым голосом заказала девушка и уставилась в такую знакомую точку перед собой. Черная выщербленная метка на барной стойке напоминала ей что-то, смутно пыталась вытянуть из памяти какое-то видение…

Бармен бесшумно налил завсегдатаю две стопки текилы и вернулся к монотонному протиранию бокалов. Маша опорожнила стопку залпом и поморщилась. Хмель наконец достиг нервных клеток мозга и стал обволакивать ее сознание мягким одеялом. Она вдруг уставилась на свою левую руку и выпрямила ее в локте. Тонкая кожа на изгибе не скрывала выпученные вены. Вздувшиеся синие прожилки на руке беспокоили Машу. Проступающая сквозь тонкую сероватую кожу синева обеспокоила ее не на шутку. Неожиданно, даже для самой себя, она резко взмахнула рукой, словно прогоняя назойливое насекомое, и хлестко ударила по воздуху возле себя.

— Воу! Воу! Тише. Я пришел с миром! – Добродушный пожилой пухляш поднял руки в свою защиту и улыбнулся. Картинный Санта Клаус в клетчатой красной вельветовой рубахе и джинсах уселся на соседний стул и, держа приготовленную улыбку, вновь обратился к драчунье.

— Не стоит бить того, кто приносит тебе оливковую ветвь. – было что-то неправильное в его ухмыляющихся полных губах и голубых нарисованных глазах. Будто образ его слегка плыл и постоянно корректировался. Или это наконец текила ударила в голову? – подумала Маша и обратилась к соседу.

— Ты что тут делаешь? – устало спросила она и выпила оставшуюся стопку.

— Я пришел с миром! – Снова повторил Санта Клаус и жестом указал бармену повторить заказ.

— Что, получше тушки не нашлось? – от собственной иронии и выпитого алкоголя девушка залилась хохотом. Когда она пришла в себя, на нее смотрели уж совсем не дружелюбные глаза. Старичок в клетчатой рубашке впился в нее угрожающим взглядом и несколько секунд буравил так, словно медленно снимал ее кожу с костей.

— Ты поаккуратней, деточка, не в своем отделе. – мгновение и колкий взгляд сменился снова на улыбку, и мелкие старческие морщинки вокруг глаз весело резвились на лице седого.

Маша махнула рукой и прикончила еще одну любезно поставленную перед ней стопку текилы. Достала пачку сигарет, вытянула одну прямо губами и, прикурив от услужливо подставленной зажигалки, затянулась. Едкий дым ударил в ноздри и пустился заполнять полутемное помещение бара своими плетенными узорами.

— Плевать! На все плевать! – выжатая до самого нутра, до последней клетки в своем теле, ей действительно было все равно. На все.

Старик тоже решил поддержать индустрию табакокурения и достал аккуратную резную трубку из-за пазухи. Несколько минут они просто курили и молча сидели рядом.

 

*************

Отпихнув посыпавшийся мусор с потолка и со стеллажей, Маша стала шарить руками по полу. Некогда идеально упорядоченный, ею же и упорядоченный, склад сейчас выглядел похуже свалки. Нащупав заветную бутылку виски правой рукой, она сделала большой глоток, и опустила руку. Потом снова приложилась к бутылке и только спустя половину уровня в стеклянном сосуде поставила ее рядом с собой.

— Еще раз будете орать, я не буду сдерживаться! – пьяный голос звучал гораздо выше, чем она надеялась. Словно истеричная жена угрожает мужу, что выкинет его вещи из дома. Скривившись еще раз от своей презентации, Маша стала искать трубу среди образовавшегося мусора.

— Не нужно больше дуть. Мы вышлем к вам переговорщика, только не дуйте больше. – послышалось писклявое заявление из-за двери.

— Ну да, переговорщика.  – хмыкнула девушка, — Вы же, мать его, светлые, чтоб вас…

Труба нашлась за сваленной кучей тряпья, в котором она с удивлением обнаружила костюмы ко дню влюбленных. Подумав, что стоило бы пересмотреть компанию по продвижению в День Святого Валентина в этом году, она снова приложилась к бутылке. Спустя несколько глотков чертыхнулась про себя и выразила свои мысли вслух.

— Какая к черту компания?.. Зачем это все? – бормоча себе под нос, она стала отряхивать с себя мусор и пыль. Нашла осколок зеркала и порезала палец. Не обращая внимание на обильно вытекающую красную жидкость, уставилась на себя в отражение и увидела замученную черноволосую женщину средних лет. Синяки под глазами, волосы спутаны и усыпаны сероватой пылью, глаза словно угасающие маяки в тумане. Ей стало себя очень жаль. Липкое презрение к самой себе достигло внутренностей и стало выворачивать ее изнутри. Потоками рвоты ничтожная сопливая слизь смешанного сочувствия и ненависти к своему существованию стала вырываться наружу. Она выблевала весь виски, что глушила все утро, прямо на коробку с рождественскими бубенчиками.

— Маша… слушай… тут переговорщики пришли… ты готова говорить спокойно?

Изрыгая последние остатки желудочного сока, девушка обессилено упала на пол.

— Идите к черту! – из последних сил заорала она.

— Маша, не нужно к черту! Послушай, они пришли с миром!

 

********

— Ты помнишь, как мы познакомились? – спросил старик.

— Конечно помню, Люций. Ты же забрал мою душу. – алкоголь достиг в ее организме той стадии, когда все кажется забавным и интересным. Красная клетка больше не мозолила глаза, присутствие начальства не нервировало, только на краю утекающего сквозь текилу сознания маячила маленькая и такая знакомая черная точка на барной стойке.

— Ха! Во загнула! Не забрал, а обменял, помнишь?

Маша кивнула и расплылась в глупой пьяной улыбке.

— Да… тогда ты мне казалась такой невинной… нежной… Хотела помочь всем в этом мире, поэтому и решилась на сделку. – Клаус заказал себе кружку темного и попивал в перерывах, пачкая в пивном хмеле свои белые картинные усы.

— Хорошая сделка была… Я уже тогда понял, что ты далеко пойдешь. Есть в тебе то, что я не видел уже сотни лет в людях. Что-то… Не опишу так прямо… Это надо прочувствовать…

— Нет во мне ничего. – весело улыбнулась Маша и закурила очередную сигарету.

— Деточка, ты не спорь со мной, я-то побольше тебя живу, знаешь ли. – Вежливо попросил старик.

— Если бы во мне что-то было, то уже проявилось бы… А так…  — Выпустив несколько струек дыма, она продолжила, — А так – ничего нет. Нигде нет. Особенно на работе ничего нет…

— Хм… Тут видимо мой прокол… Кхм… Надо было тебе сразу пояснить что зачем и как у нас устроено. – задумчиво ответил собеседник.

— Брось, начальник. Все ж понятно и так. Мы создаем образы для вас, подбираем картинки и вещи, находим нужные манекены, шкурки и следим за сохранностью образов.

— И не только…

— Да, да и еще мы разрабатываем для вас мероприятия по случаю…  Только все это как-то слишком…

— Глупо?

— Нет… слишком не нужно…

Они замолчали. На заднем фоне заиграла Modern Talking «Cheri Cheri Lady». Маша стала в такт песне постукивать каблучком по стулу и слегка кончиком ногтя по стойке.

— Cheri Cheri Lady…  — Тихо пропела девушка и выпила текилы.

— Не все так безнадёжно…  – начал было старик, но Маша его грубо перебила и продолжила.

— Все безнадежно… Все. Потому что не нужно все это никому. Все эти костюмы, праздники, разукрашенные иллюстрации чертиков в книгах, сказки, песни… Все это нарочито и притянуто за уши…  Для одной культуры свое изображение, для другой другое…  Для атеистов придумай нечто особенное, для буддистов притчу создай, для католиков Сатану внеси в проповедь…  И это только верхушка айсберга…

— Это все так, но…

— Что, но? Я уже не говорю обо всех этих снабженческих штуках. Ты вообще знаешь как сложно купить правильные черные атласные плащи в количестве две тысячи штук? Ни одно производство столько не шьет. А на праздник свержения сатанинского культа тебе подавай две тысячи. Где я тебе их возьму? Я не из воздуха все это делаю… Ладно… мелочи производства – все мелочи… Главное же в другом…

— И в чем же?

 

*************

Откинув колону, Гавриил выпрямился с трудом. Падающая стена задела левое крыло и кажется сломала ключицу и поранила плечо. Придется два дня в гипсе ходить – подумал Архангел и снова выругался. Приведя себя в относительно нормальный внешний вид, Гавриил с ужасом обнаружил, что упал в дыру между этажами на минус пятый этаж.

— Мать…  — лететь нельзя, крыло повреждено. Единственный путь наверх к складу лежал по ступенькам, а это двадцать этажей вверх.

— Я их всех… заживо… сварю… — устало пробурчал Гавриил и направился к лестнице в правом крыле здания.

Земле- или точнее сказать небесотресение повлияло на все здание. Проходя мимо разрушений, архангел благодарил своего старшего брата за надежную постройку. Несущие балки Михаил проектировал из самого прочного метала во Вселенной, и только поэтому здание все еще не рухнуло вниз. Да, работы по ремонту предстояло много, но во всяком случае, как докладывали архангелу по пути, никто серьезно не пострадал. Пару порезов и переломов, да и только. Больше всего разрушений было на пресловутом складском уровне, где сумасшедшая Маша засела с трубой Иерихона. И что она всем этим хочет доказать? – размышлял архангел. Переступая через куски стен и потолков, он медленно двигался по лестнице вверх. Иногда перепрыгивая разрушенные пролеты его таки порывало раскрыть крылья, но боль в плече вовремя заставляла его успокоится и не горячится.

Мысли блуждали в голове архангела все быстрее, с каждым новым прыжком кров разгоняла по телу застоявшиеся энергетические потоки. Архангел вернулся в мыслях к тому судьбоносному разговору с братом, что приходил ему на ум уже не раз за эти несколько тысяч лет.

— Зачем тебе это? – снова спрашивал брат и недоуменно вскидывал брови.

— Я смогу. – отвечал Гавриил.

— Да не в этом же дело, пойми…  Никто не сомневается в твоих способностях… Я особенно…

— Так чего ты от меня хочешь?

— Пошли со мной. Зачем тебе тут? Ты же видишь, что происходит…  Возвращайся на Землю, не нужно больше будет ничего и не кому доказывать. Мы просто будем с тобой жить… Просто жить, понимаешь? Ты и я – да брата.

— Нет, Люций. Я не могу. Они без меня совсем распоясаются. Ты же видел, что было когда Михаил взял бразды правления.

— Потоп был знатный, тут снимаю шляпу. – шутливо ответил Люций.

— Они не умеют, понимаешь? Я им нужен. Без меня… без меня они устроят чего хуже… а люди… люди то не виноваты… Понимаешь?

Люций замолчал и кивнул в знак согласия. Потом раскрыл свои прекрасные златые крылья и ответил брату.

— Ну, бывай. Свидимся еще. Если передумаешь… в любое время передумаешь… я тебя буду ждать.

Архангел преодолел уже почти все пролеты и приближался к источнику сегодняшней проблемы. Размышляя о давнем предложении брата, Гавриил сжал кулаки до боли в суставах и направился к скоплению ангелов у склада. Прочные двери и конструкция складского помещения была практически невредима. Небольшая трещина в стене возле двери ползла молнией снизу вверху, и только. Огромная серая дверь все так же была на замке. Выругавшись про себя, Гавриил потребовал отчета о ситуации у ближайшего ангела в синем облачении.

— Мы выслали переговорщиков, они только приступили к переговорам. – подчительно склонив голову перед высшим, отчеканил сотрудник департамента иллюзий.

— Мария, давайте поговорим. Отложите трубу и выходите к нам. – Гавриил услышал, как двое, прислонившись к двери почти вплотную, обращались к террористке.

— Вашу… Какая к черту, Мария?! – взревел Архангел. Оттолкнул ангела в синем комбинезоне и решительно направился к двум обалдуям.

— Отошли! – переговорщики как один отпрянули от дверей и примкнули к группе любопытных.

— Маша, ты там? – архангел постучал костяшками пальцем по металлической обивке.

— Гавриил, ты что ли? – пьяный голос дал понять архангелу, что девочка совсем уж расклеилась.

— Маш, впусти меня. Меня одного. Этих оболтусов я не пущу, сам зайду. – Гавриил мягко проворковал в трещину в стене.

Дверь открылась и в проеме показалась совершенно разбитая и измученная девушка с трубой в руке.

— Только ты. Эти идиоты пусть идут к черту.

— Даю слово. – ответил Архангел Маше и рявкнул, поворачивая голову к подчиненным, — Почему не на рабочих местах?! Срочно всем в службу экстренного реагирования за разнарядкой! Что б через два часа завалы были расчищены или я вас всех пущу на корм акулам и забуду включить регенератор!

С этим словами Гавриил вошел на склад.

За его спиной начали суетится ангелы, растаскивая и убирая мусор.

— Выпьешь? – она протянула початую бутылку виски.

— Да, спасибо, и побольше. – Гавриил взял предложенный сосуд и опустошил его за раз. Вытер губы тыльной стороной ладони и протянул пустую бутылку Маше.

— Ой. Да у тебя кровь. – Маша схватила окровавленное плечо и стала рассматривать ранение архангела с видом заправской медсестры.

— Ерунда. Пару дней и как новенький. — отмахнулся архангел.

Маша в момент протрезвела и стала искать чистое полотенце, чтобы прочистить и перевязать рану.

— А если инфекция? – заботливо проговорила девушка и отправилась в заднюю часть склада. Два месяца назад у них была программа в тюремной больнице по вознесению одного заключённого и все пошло не по плану. Запасливая начальница отдела снабжения тогда вовремя передала ангелу нужные лекарства. Обнаружив коробку с пузырьками, она покачала головой и достала несколько целых склянок из кучи разбитого стекла.

— Мать, что с тобой? – спросил Гавриил пока Маша прочищала раны и порезы архангела.

— Ты же знаешь, что мне все надоело.

— Знаю. Труба то зачем?

Маша вздохнула и промолчала.

— Слушай, меня уже тоже тошнит от этого притворства, поверь. И не одну сотню лет тошнит. Я тебя понимаю. – участливо продолжил архангел.

— Понимаешь? Ха… Гавриил, я делаю бутафорию уже второй десяток и не только для твоей конторы… поверь, ты ничего не понимаешь…

Гавриил замолчал. Он признавал правоту той, которая прошла самый уникальный и сложный путь в жизни человека — от простого существа с земной тверди, через проданную дьяволу душу до служения высшим силам. Отдел снабжения был самым сложным в обоих епархиях, и не зря был. Создавать образ неземного существа в подходящей обстановке с подходящими декорациями основываясь на индивидуальности каждой души – это вам не хухры-мухры. Когда мать видит светящуюся фигуру ангела, который спустился к ней, то ее ребенок должен видеть совсем другой образ. Сложность создания одновременного наложения образов при каждом появлении сущностей на земле — задача та еще. Необходимо проникнуть в душу каждого, просмотреть всю его жизнь — нынешнюю и прошлую. Надо разложить варианты событий, просчитать его реакции и сотворить костюмчик и декорации под нужный момент и нужный заказ ангела… или черта… или еще кого…  Заглядывать в одну душу — уже испытание, а когда тебе нужно еще и рассчитать, что с этой душой может быть дальше и как твоя работа на нее повлияет…  Незавидная задачка. Гавриил понимал всю сложность работы Маши и не мог ничего ответить. В свое время он был первым кто создал образы, но тогда этого требовали обстоятельства, уникальные обстоятельства. А сейчас? Сейчас мир изменился и это необходимо постоянно.

— Ты видел, что произошло с тем мужчиной?

Вот оно что, мужчина с зажигалкой — подумал Гавриил и понял, что стало последней каплей в чаше терпения.

— Да… Маша… Это не твоя вина… Ты же знаешь… За всеми не уследить…

Маша продолжала монотонно чистить рану, почти уже стирая кожу архангела до кости.

— Я его вела еще оттуда, знаешь?

 

*************

— В чем главное? – еще раз уточнил старик, когда Маша не ответила.

— В том, что он почти умер…  — еще одна стопка пополнила коллектив своих сестер в желудке девушки.

— Ха… Почти…  Ох… Не смеши меня Машенька. – Люций залился смехом. —  Этот идиот… хи-хи…поджег сам себя… ха ха ха… ой… не могу…

Пока начальник трясся от смеха, у Маши глотку свело судорогой, и она заказал еще выпивки и со злостью уставилась на хохочущего старика.

— Ох… фух… так его же откачали… даже вылечили все ожоги, как новенькая монета стал.

— Он не должен был так реагировать на ситуацию. Это я виновата. – и новая стопка отправилась внутрь.

— Маша. Ты не могла все предвидеть. Ох, девочка моя. – Санта дружелюбно обнял девушку и продолжил уже почти шептать ей в ухо. – Никто не может предвидеть всего. Даже я. — Люций отстранился и глотнул пивасика.

— Я должна была просчитать что этот образ ему не подходит…  Я должна была знать, что ни один образ ему не подходит…А теперь у него не только тело, но и душа пострадали… И все я виновата…

Люций посмотрел на девушку прищурив глаза и вдруг, неожиданно для себя самого, сделал Маше предложение века.

— А давай я тебе помогу.

— Люций, я уже продала тебе душу, чего ты еще от меня хочешь?

— Нет, не твою душу, лишь одолжение.

Слова еле доходили до мозга пьяной вдрызг начальницы отдела снабжения низшего мира.

— Какое одолжение? – еще несколько секунд и она понимала, что отключится полностью, мозг затуманится и она упадет лицом в свою любимую черную точку на барной стойке.

— Я верну тебе душу и переведу наверх, есть там связи, а ты в свою очередь…

Маша не услышала последних слов Люция и провалилась в черную яму без сознания.

 

*************

Закончив перевязывать рану архангела, Маша отправилась на поиски топлива для души. Обнаружив две бутылки бренди, виски закончился, она передала бокал Гавриилу, и сама приложилась к бутылке.

— Он умер. – тихо произнесла она.

— Маша, ну умер и что? Чего ты? Ну возродится снова где-нибудь. – архангел выпил и кашлянул.

— Не возродится… У него душа умерла…  – тихо ответила Маша и всхлипнула.

— Как умерла? Такого же… тысячи лет как не случалось… Не может быть…

— Сегодня утром, — Маша вытерла накатывающуюся слезу грязным рукавом.

— Мда… дела… Стоп. А мне почему не доложили? Это же ЧП! – встрепенулся архангел, резко встал и крякнул от боли. Полотенце вмиг пропиталось красным и кровь стала стекать с него на пол. Маша встала и спокойным уверенным движением стала менять повязку на плече архангела.

— Я не знаю, что на меня нашло… Я решила его проведать. Почему? Сама не знаю. Мучило меня та ситуация. В общем, я пришла к нему в больницу… Его заперли в психушке после поджога, помнишь? Люций еще тогда пошутил, мол – человек-не спичка, а мозги поджог себе…Ха…Я не думала, что он меня заметит… Выбрала тушку медсестры и вселилась… Забыла, что… В общем, он увидел меня и не смог сдержаться… Душа лопнула, как мыльный пузырь, у меня на глазах…Его хранитель сразу примчался, стал кричать на меня. Не помню уже что он говорил. Вычитывал наверное…Не знаю… Да и все равно уже. Прокололась я, понимаешь? – тихо закончила Маша.

— Дела, — только и мог сказать архангел.

— Да…дела…

Закончив перевязку, девушка снова уселась на пол и продолжила пить. Хмель уже не помогал, словно тело отделилось от сущности и пребывало в отдельной реальности. Пропитанные спиртами клетки организма плясали и резвились от удовольствия, а мозг работал отдельно от мясной тушки.

— И ты знаешь, Гавриил, дело даже не в нем. Хотя в и в нем тоже…В общем, я думаю, мне пора на покой…

На покой – архангел не мог признаться ей, что думал об этом сам уже несколько столетий. Как хорошо было бы отпустить эту бессмысленную возню с образами и ангелами… Как здорово снова ощутить дуновение ветерка в лицо с моря, погреться в лучах солнца или послушать Арию Кипелова за кулисами концертной сцены…

— На покой это хорошо. Но кто ж за тебя твою работу делать будет? Где мы еще такой самородок найдем, Маш? Подумай.

— Гавриил, а мне плевать. – улыбнулась Маша и закурила сигарету.

— А мне нет. – несколько нетвердо ответил архангел.

— Почему? Подумай сам. Ну кому нужны все эти уловки и бутафория если и так уже каждый знает на земле, что это все обман и фикция… Никто не верит уже давно в наш маскарад, Гави. Никто и не хочет верить. Не важно сколько образов ты пошлешь и как попытаешься спрятать свои делишки и намерения, в результате человек всегда сам принимает решения…Сам один…И не важны ему твои сказки про небеса и преисподнею. Ничего не важно… Поверь, я знаю о чем говорю.

Гавриил знал, что Маша права, абсолютно права…

— Так, что? Принимаешь мою отставку, начальник? – игриво спросила Маша, выпуская очередной клубок дыма.

— Черт с тобой! – ответил Гавриил и хлопнул в ладоши.

 

*************

Санта смотрел на маленькую черную выщербленную точку на барной стойке и не мог отвести взгляд. Что-то было в ней, притягательное и такое знакомое. На весь бар разрывался музыкальный автомат с песней: Я свободен… словно птица в небесах…

— Два виски. – Гавриил сделал заказ, присаживаясь рядом с братом.

— Я тебя заждался. – тепло улыбнулся Люций и протер толстыми пальцами черную метку на деревянной поверхности.

— Прости, брат. Я задержался немного. – архангел взял поданный стакан и поднял его в знак тоста.

— Ничего. Я же говорил, когда передумаешь- приходи, я буду ждать.

— Спасибо, Люций. Будем! – они чокнулись и выпили.

Маша в последний раз наблюдала земные декорации, летая призраком среди посетителей родного бара. Покружив вокруг музыкального автомата и сделав громче музыку, она приблизилась к двум знакомым посетителям бара. Коснулась легким движением красного клетчатого рукава старика и прошептала ему на ухо: Спасибо, Люций, наконец и я свободна…

 

<< Следующий Предыдущий >>

9 месяцев ago

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *